Думаю, мы все знаем, когда утаиваем любовь, и, независимо от того, сколько раз мы сгораем в полной самоотдаче, мы должны снова делать шаг назад и отдавать полностью сто процентов каждый раз, осознавая, что мы отдаем Богу, а не чьему-либо плотскому уму, зная, что мы никогда не позволим вытирать об себя ноги чьему-то человеческому сознанию. Мы не позволим себя растоптать, но отдадим все единому пламени жизни. Мы не позволим, чтобы эта отдача была скомпрометирована любым человеком ни в малейшей степени – ни через психическое влияние, ни через манипулирование, ни через что-либо еще.

Точно так же мы не позволим жжению плотского ума или даже горению самого Бога заставить нас отдавать меньше обычного, потому что, когда вы начинаете «придерживать» любовь (поскольку вы «перегорели»), вы становитесь циниками. И нет ничего хуже цинизма. Циник – это тот, кто не может поверить, что жизнь по своей сути прекрасна, и всегда готовится к худшему. По сути он верит, что человек по природе является злом и что вещи несовершенны и останутся несовершенными. Это цинизм, и это происходит от выгорания.

Когда вы потеряете способность к абсолютной отдаче любви, вы потеряете радость. А когда вы потеряете радость, вы начнете стареть, это начало старости. Если вы никогда не теряли радость, вы не стареете. Вырождение, разложение, тьма, угнетенность и угасающий взгляд, которые вы видите в мирских людях, – это результат того, что в какой-то момент своей жизни они перестали отдавать на сто процентов. Они перестали любить во всей полноте, поэтому они потеряли свою радость и потеряли свою жизнь

(Из лекции «Живой огонь любви» от 14 июня 1977 г.)

Комментирование закрыто.